Archive: Жизнь Церкви

День восьмой. Кашгар

| 0 Comments

Кашгар — первый большой город нашего Китая. Мусульманское население. В основном уйгуры. После завтрака мы поехали за 45 км в «центр по транспорту», что-то вроде нашего ГАИ. Часа за три прошли техосмотр с пристрастием — даже катали номера на рамах. Получили документы. Китайские права и техпаспорт. Помыли мотики. Постирались. И немного прогулялись по городу. Процентов 70 населения передвигается на всякой двух и трехколёсной технике. Движение по городу можно охарактеризовать, как самоуправляемый хаос! Это весьма забавно. Попробовали гороховое мороженое!)))

День девятый. В Хотан

| 0 Comments

Из отеля Кашгара выехали в 9 часов. Нас напрягало ограничение скорости на китайских дорогах. На хайвэе максимум — 100, на простых — 60, а в городах – 40 км/ч. Все дороги, перекрестки, выезды, пешеходные переходы уставлены камерами.

С самого начала мы заехали на заправку. Мало того, что мотоциклы здесь подвержены жестокой дискриминации — заливают только на удаленной площадке, а бензин нужно от колонки тащить в спец лейках, так еще и антитеррористический режим (эти места сепаратистские), и нас заправлять обычным способом – пистолетом в бак не хотели. На всех заправках дежурит полиция с набором спецсредств. Но у наших гидов была бумажка с красной печатью – «броня, а не бумажка!», как говорил профессор Преображенский! После согласования начали заправлять, и….  о бумажное чудо! — даже заливали по-человечьи. Правда, все это было похоже на спецоперацию, т. к. рядом с огнетушителями находилось еще несколько человек. Это и понятно — ведь на каких!!! драндулетах «ездят» местные миллиард жителей?!, — спалили бы уже давно все колонки.

Второй китайский сюрприз ждал от перекрытия хайвэя опять в связи со спец обстановкой. И мы, глотая пыль, «потошнили» по переполненному дублеру. Часа через полтора мы достигли городка Янгигисар на краю пустыни Такла-Макан, в котором размещены множественные мастерские по изготовлению восточных ножей. Набрали подарков. Забавно с ними торговаться. Напомню, что здесь живут уйгуры-мусульмане. Китайцев — ничтожные проценты.

Дальнейший путь — это чередование безжизненных равнин пустыни с небольшими оазисами. Реки, стекающие с Тибета хоть как-то делят эту суровую, продуваемую жаркими волнами воздуха землю. У одного такого оазиса встретили крестьян, обивающих ветки деревьев грецких орехов. Нас любезно угостили. Скажу я вам, вкусно — это не на наших рынках, сморщенные орешки!

К 19 часам прибыли в Хотан. Когда подъезжали к заранее забронированному отелю, встали в пробке во въезде, т. к. именно в эти минуты группа из девяти европейцев на мотоциклах также пыталась втиснуться во двор. Фоткались, знакомились. Но больше всего нас поразил их гид — такой же, как наш Зинка. Ну и прозвали мы его Нинка!)))

Ужинать стали вприкуску с местным колоритом. Тебе ставят миску с бульоном на индивидуальную горелку. В пиале сам готовишь приправу из градиентов. Приносят всякую сырую снедь: мясо, рисовую лапшу, соевый сыр, кальмары, осьминоги, какие-то длинные белые тонкие грибы. Все это по выбору, после нескольких минут варки в бульоне вылавливаешь, и съедаешь с приправами.

День десятый. Из Хотана в Qiemo

| 0 Comments

Завтракаем в 8-30. И до вечера нет никакого места для горячей пищи. Берем с собой сух пайки. С заправками наша броня-бумажка срабатывает не всегда. В каком-то «колхозе» охранник АЗС категорически отказался нас заправлять по-человечьи. Гена даже кричал «Путин — Синь Зя Пинь дрюжба!», но ничего не помогало. Тогда мы с ним скинулись купить две двадцатилитровые канистры. (Они все почему-то цвета хаки!) Но и здесь мы получили вежливый и одновременно жесткий китайский отказ. Это как в кунг-фу — мягкие движения и жесткий нокаут! Объясняли продавцы тем, что канистры можно купить только по особому разрешению китайской народной армии! (Да, дорогой читатель, и мне это что-то напоминало!) И тут Остапа (Гену) понесло! Я уж не знаю на каком он говорил англо-китайско-русском и еще каком-то тарабарском, который я не раз слышал в обществе российского пролетариата. Под напором 140 кг русской доброты даже китайская «вежливость» была сломлена.

Купили канистры. Заправили. Дотащили до мотиков и залили. Так и везем их с собой. Если на границе не «отожмут», то дома останется трофей!

«Пообедать» Зинка решил в пустом от глаз месте. Прямо на трассе. При 40 градусной жаре. Минут через пять, как из-под земли появились три уйгура на китайских мотоциклах… Это только для нашего глаза пустыня — безлюдное место.

В 19 прибыли в отель. Шикарные номера в корпусе на отдельно-огороженной территории. В нашем корпусе начиналась свадьба человек на пятьсот. На ужин гиды нас повели сквозь столы с гостями на другой конец огромного банкетного зала. Но там повара отказали нам и мы толпой, одетые кто в чем, завершили вторую половину сомнительного почетного круга. Все это под изумленные взгляды мусульманской свадебной общественности!

Мы уехали в город в китайскую забегаловку. Там и отужинали, нейтрализовали острую пищу и антисанитарию небольшим количеством крепкой 50% рисовой водки. В гостинице среди прочего в каждом номере противогазы.

День одиннадцатый. Полный неожиданностей

| 0 Comments

Предстоял путь в 625 км. Последний участок 250 км уже по Тибету в город Hongliuquan, который после перевала 3600 находиться на высоте 3000.

Только тронулись и на заправке обнаружили, что на БМВ Андрея рычаг маятника совсем пришел в негодность. Одна половина сломана полностью, вторая выгнулась и была на грани. Вернулись в город километра четыре, и наткнулись на авто сервис. Сняли алюминиевый рычаг. Искали аргон. Вышла хозяйка заведения — звезда — и Андрей укатил с ней на ее машине варить. Вся канитель сожрала у нас часа три. Еще минут пятнадцать фоткались со звездой! Собрали — тронулись.

Шли всё по пустыне. Барханы. Редкая растительности. Китайцы тянут по пустыне водовод. Железа и бетона вбухано немерено. У Миши в очередной раз спустило колесо. Еще на Иссык-Куле нужно было поменять припасенную с собой покрышку. Но все ждем до последнего! И вот в самом не подходящем месте — в пустыне, очередной раз жгуты не держат. Немец попробовал впихнуть еще больше, но через 5 км бублик реально попросился на выброс. Стали менять прямо на дороге. Не могли сорвать. Как всегда, из-под земли нарисовался абориген на тракторе. С помощью его и наших с Геной православных телосложений, сорвали с обода. Я дал протэстить изготовленные на одном оборонном заводе титановые монтировки. Вышло на пять с плюсом! Но вот вопрос, как накачать безкамерку? Нужен большой поток воздуха от мощного компресса. Пытались с помощью взрыва паров бензина, но чуть не сожгли покрышку. Опыта ни у кого не было — все только слышали такие байки от дальнобойщиков. Наконец остановили редкую здесь фуру. Через 10 минут поехали, но в целом убили часа полтора, и это при том, что в этот день нас ждал один из самых больших прохватов. Успели перекусить немытыми руками.

Прошли км 200 и у Немца сломался датчик подножки. Еще минут сорок потерянно. Пустыня стала абсолютно безжизненная. Прямо пейзаж на Луне. Серый песок и камни. Наконец пустыня стала упираться в Тибет. Как мощная стена, он отгораживал одну часть суши от другой. Мы шли около 80 км вдоль этой стены. На дороге все чаще и длиннее появлялись мосты. Но почти все сухие. Здесь в таяние снегов потоки воды и камней устремлялись с гор в пустыню.

И вот трасса повернула в горы. Если пустыня находилась на 800 метрах, то впереди нас ждал перевал 3600. Невероятные пейзажи изъеденных потоками рыхлых гор в подсвеченном вечернем солнце сводили буквально с ума! Нужно контролировать дорогу на серпантине, но оторвать глаза от окрестностей было также не возможно.

Последнее испытание нас ожидало на этом подъеме. Примерно на 2500 метров мы обнаружили разбившийся с пятнадцатиметровой высоты грузовик — большая платформа нагружённая тюками и легковой машиной. Кабина была буквально раздавлена. Один молодой парень лежал накрытый тряпкой. Он был самый тяжелый. Второй мужик в крови лежал между тюками. И слабый голос из кабины подавал третий. Видно было, что кто-то двоих достал и оставили умирать. Рядом, кстати, были прикопаны еще несколько трупов, но из другого случая видать. Узкоглазые проезжали мимо и только смотрели на печальное зрелище. Только наша команда подняла кипишь.

Стали в наглую тормозить машины. Пустому таксисту посадили двух первых. Потом крузаком вырвали двери кабины и вытащили третьего. Как вытащили, все местные сразу сдернули. Мы хотели уже его посадить в наш джип, как подъехала скорая. Кто-то все ж таки вызвал. У нас тоже были споры — сможем им помочь или нет. Но совесть взяла верх и Господь помог, посылая и пустого таксиста, и крузак, и скорую. Андрей Маштаков был самым активным. Потом мне сказал: — Я как увидел глаза зажатого в кабине, что я его последняя надежда, то уже не мог поступить иначе! Все работали слажено. Только я не мешался под ногами, а в стороне тихо молился.

Уже стемнело, как мы поехали дальше. Миша, видать еще на ремонте колеса отравился, и его реально трясло, а у меня начались боли в месте на котором сижу. Плюс горняшка вновь стала нашей спутницей на многие дни вперед. До ночлега оставалось 120 км. В горах и в темноте. На скорости я не заметил большой камень на асфальте и передним колесом налетел, погнув обод и еле удержавшись на дороге. В отель приехали около 12 часов ночи. Нужно отметить, что началась другая провинция, и мусульман уйгуров практически не встречалось. Тибетцы и китайцы. В центре городка грязь и пьянь. Хорошо, что к нам подъехала полиция (передвигаются на броневике) и проводила нас в другой отель, предупредив, что здесь не безопасно. Так закончился наш нелегкий день.

День двенадцатый. Лазарет

| 0 Comments

Из-за высоты постоянно сопли кровавые. Чай кипит при 80 градусов. Поэтому проварить пищу местные толком не могут, вот и перчат ее безбожно, чтобы обезоражить. С утра Миша вообще не мог встать. У меня боль усиливалась. Принято было решение отлежаться, хотя мы находились на высоте 3000. Вся надежда была на то, что к следующему дню полегчает и мы, пройдя 450 км, спустимся хотя бы до 1500. Ох, не знали мы, что еще три дня и 1300 км нужно будет ехать по высокогорью от 3800 до 3000!

Тери (наш водитель — зачетный мужик) раздобыл Мише кислородную подушку. Тот стал немного улыбаться. Только Андрея и Виталика не покидал оптимизм. Они даже нашли массажный салон. Парни и я сделали массаж. У меня частенько по ночам сводило ноги. Массаж помог. Гена тоже подвостановился после проблем с острой пищей.

Моя боль все усиливалась, но вечером я даже не допускал мысли, что может быть что-то серьезное и мне придется прекратить поездку. Настраивал себя на слово «привыкай».

День тринадцатый. Чудо на Усекновение

| 0 Comments

Нужно было пройти 680 до Голмунда. Выехали пораньше. Миша держался, и я на заклинании «привыкай». Было холодно и пошел небольшой дождь. Первое, что нас удивило, это добыча нефти на высоте 3000. Куча качалок и бурится много скважин. Второе — это практически ровная пустыня на этой высоте. Справа всегда был хребет. Сначала все выглядело безжизненно, но по мере увеличения количества потоков с гор, стали попадаться оазисы. Дорога практически прямая и однообразная. К вечеру достигли города. Отличный отель. И снова проблема с покушать. Вся пища острая. Я уже почти не ел. Миша также. Даже Андрею с Виталиком было остро.

В номере меня стали все же донимать крамольные мысли. Я понимал, что боль увеличивается и я на грани. Позвонил своему хирургу. Он сказал, что это внутреннее нагноение и вскрывать нужно обязательно. Даже написал смс на латыни, чтобы местные могли прочесть. Я уже решился и поехал в больницу. Джам Бо и Гена помогали в общении. Доктор сказал, что рано вскрывать, будет глубокий разрез и я прилипну в больничке на несколько дней. Нужно еще 4 дня вытерпеть и резать. Трудно описать мое смятение. Не столько боль, сколько возможная задержка всей группы. Я молился, что уж если Господь позволил здесь оказаться, то и поможет дальше. Засыпал с мыслями «бывает и хуже, привыкай к боли еще 4 дня».

Да простит меня читатель, что так много внимания в повествовании о себе пишу. Но то что произошло ночью, я как ЧУДО, не иначе, описать не могу. Зазвенел будильник. Сначала я подумал, что боль притупилась от сна. Но когда встал с кровати — обнаружил себя в луже крови. Это было в ночь на Усекновении Главы Иоанна Крестителя. Еще раз прошу прощения за анатомические подробности. Но именно так мне Господь Сам помог. Ведь семь часов назад специалист утверждал, что рано еще. Я был в трепете и благодарности Спасителю. Все было решено.

День четырнадцатый. Обретенная надежда

| 0 Comments

Радость этого утра еще была наполнена и тем, что Миша таки нашел детский магазин, в котором купил кашку Нестле. Осталась последняя проблема — высота. Но у него после удобоваримой пищи в чреве, и эта проблема минимизировалась. За 480 км пути первая половина шла по высокогорной пустыне. Затем хребты стали сужаться и мы вновь полезли через них. Много серпантинов, среди которых самый высокий вывел нам на горизонт очертания огромного озера. В небольшом селении на берегу мы и остановились. Впервые нам по заказу изготовили не острую пищу. А в магазине даже купили йогурт. У всех все заживало и мы решили на следующий день пройти двойной отрезок 210 + 460 км. Таким образом нагнать упущенный график.

 

День пятнадцатый. Метеорологический бесперспективняк

| 0 Comments

Холодное утро на высокогорном озере, в не отапливаемом номере, мало побуждало выползать из-под прогретого толстого одеяла. Коэффициент оптимизма резко стал стремиться к нулю, ибо над горизонтом нашего направления висели свинцовые тучи. Они явно приготовили нам предательский сюрприз, ибо еще ни разу за поездку мы не одевали дождевики. На завтраке прощались с последним кусочком синего, но уже холодного неба. Была последняя надежда, что тучи уйдут вперед нас. Но и она безжалостно растаяла под каплями на визоре и лужами на скользком асфальте. Вдоль озера шли около 80 км и поднялись на небольшой перевал, после которого дорога преобразилась в хайвэй, капли становились реже, а асфальт суше.

Перед нами на пару десятков километров простерлось узкое ущелье. Невиданной высоты и очертаний стены из гор. Извилистая и мало скоростная дорога вдоль то проваливающегося в бездну, то вновь подступающего к дорожному полотну потока. На вершинах исполинских скал стали попадаться шапки из красной глины. Они как тяжелый пресс задавливали камни в преисподнюю, и эта гигантская борьба закончилась красной победой.

А тут и человеки основали свою цивилизацию, освоив ремесло керамики и сооружения кирпичных жилищ. Все было подвязано на переработку этого давно знакомого, еще со времен построения Вавилонской башни, сокровища. Целые плантации ручной работы кирпича, черепицы и пр. На открытых участках — террасовое земледелие. Посёлочки пошли один за другим. Многочисленные дети возвращались из школы. Идут прямо по дороге. На обочине совсем малыши играют беззаботно. Естественно наша скорость резко пала. За полтора часа прошли 50 км. Перекусили, заправились. И вновь начались каменные горы. Шли вдоль строящегося хайвэя. На глаз примерно 60-70% которого проходит по тоннелям. Даже на дублере за день попалось около десятка тоннелей.

Прибыли в небольшой городок. Знаменитое место для тибетцев ламаистов. Недалеко от городка знаменитый у них огромный монастырь. Мы туда не намеревались ехать. Был уже вечер, и мы остановились в забронированном отеле. Купили всяких сувенирчиков. Шарахаются несчастные европейцы, все в поисках «духовностей». Монахи в городе держат лавочки. Ездят на мотиках и встретить их можно где угодно. Конечно все сдержанные и доброжелательные.

День шестнадцатый. Фотосессия

| 0 Comments

С утра сразу одели дождевики, т. к. с полуночи начался мелкий дождь.

Немного гидах.

— Джам Бо (Зинка) — молодой парень 22 лет. Закончил исторический факультет пекинского университета. Английский был его не главный профиль, отсюда складывается ощущение, что он сам еще подучивается у Геннадия. В общем, не лучший переводчик. На фирму только начал работать — мы у него первые. Когда было жарко, носил смешные (но вроде так носит часть молодежи) штаны трико и на кедах разные носки. Учтив. Когда его благодаришь, то обычно он отвечает «не стоит, это моя работа». На нем вся организационная работа. Не пьет, не ест баранину. У него есть девушка, которая учится в Лондоне.

— Тери (это мы его так назвали, ввиду сложной транскрипции настоящего имени). Водитель. Мужик лет сорока. Давно работает на контору. Водит хорошо. Учитывая дисциплину на дорогах, Тери не раз выручал нас быстрыми прорывами. Сначала мы приуныли, когда нам объявили скорость передвижения по Китаю: хайвэй 100, прочие дороги 60, и город 40. Но Тери, красавчик едет по максимуму. Иногда мы шли по 160 длительное время. Несколько раз они, козыряя супер бумажкой с красной печатью, втаскивали нас на автобаны.

Итак, мы находились в горах, где много серпантинов и тоннелей. С вечера Тери предложил путь на сто км длиннее, но без возможных пробок в тоннелях. Мы доверились, и не разочаровались хотя в начале показалось, что зря. Проделали обратный путь в 87 км до большого города, да еще увозились все в грязи по ремонтному участку. Но дождь закончился и к обеду мы достигли Ланчьджоу. Пронизав его насквозь, вновь вышли на хайвэй, переодевшись и немного перекусив, все остальное время ехали быстро и легко вдоль высоких глиняных гор и глубоких каньонов, на горизонтальных участках которых были разбиты поля кукурузы. К вечеру достигли небольшого городка Джилинг. Заправились и решили помыть технику. Это было очередное представление «цирк приехал». Такое ощущение, что они белых людей только в телевизоре видели. Была бурная фотосессия со всеми отсюда вытекающими дружественными знаками, но в последствии мы узнали в чем такая популярность наших выдающихся лиц для фотосессий — они просто нас считают уродцами!!!….. Впереди нас ждал Сиань — большой шестимиллионый город, и как сказали гиды, с которого и начнется настоящий Китай.